Департамент поддержки и развития малого предпринимательства города Москвы
Общественно-экспертный совет по малому и среднему предпринимательству при Мэре и Правительстве Москвы
Московский центр развития предпринимательства
Малый бизнес Москвы


ГЛАВНАЯ
О ПРОЕКТЕ
КАРТА САЙТА
НОВОСТИ
РАССЫЛКА


ОФИЦИАЛЬНЫЙ ПОРТАЛ СИСТЕМЫ ПОДДЕРЖКИ МАЛОГО ПРЕДПРИНИМАТЕЛЬСТВА



Расширенный поиск

Бесплатные сервисы онлайн
КУРСЫ ВАЛЮТ ЦБ РФ
на 14.05.2019
USD65,4703+0,2416
EUR73,5231+0,4343
E/U1,1230+0,0025
БВК69,0941+0,3283
Все валюты
Москва - территория малого бизнеса


  ПОДДЕРЖКА ПРЕДПРИНИМАТЕЛЬСТВА
ИСТОРИЯ МАЛОГО БИЗНЕСА МОСКВЫ


ПРОГРАММЫ ПОДДЕРЖКИ







СИСТЕМА ПОДДЕРЖКИ МАЛОГО БИЗНЕСА








РЕЕСТР СУБЪЕКТОВ МАЛОГО И СРЕДНЕГО БИЗНЕСА































ФОРУМ "МАЛЫЙ БИЗНЕС МОСКВЫ"


МАЛОЕ ПРЕДПРИНИМАТЕЛЬСТВО И ФОРМИРОВАНИЕ ДОЛГОВРЕМЕННЫХ ТЕНДЕНЦИЙ РАЗВИТИЯ ГОРОДСКОГО ХОЗЯЙСТВА В УСЛОВИЯХ ОБЩЕЙ ЭКОНОМИЧЕСКОЙ СТАБИЛИЗАЦИИ В СТРАНЕ
 

Авторы исходят из того, что в предстоящее 20-летие произойдет существенное изменений тех целевых установок и движущих сил, которые определяют развитие сферы малого предпринимательства в условиях городской социально-экономической среды, особенно примените

Авторы исходят из того, что в предстоящее 20-летие произойдет существенное изменений тех целевых установок и движущих сил, которые определяют развитие сферы малого предпринимательства в условиях городской социально-экономической среды, особенно применительно к условиям мегаполиса столичного типа. Исходной точкой решения этой задачи является выявление тех наиболее важных трендов, которые определяют развитие малого предпринимательства на рубеже 10-летия российских реформ (малый бизнес в формах, близких к современным, старше российских экономических реформ. Во всяком случае - их “радикальной стадии”, прежде всего, благодаря опыту так называемого кооперативного движения, создавшего существенные организационные, финансовые, кадровые и иные источники для российского малого бизнеса, в том числе и даже особенно – в московском регионе). и тех, которые будут свойственны ему в ближайшей и более отдаленной перспективе. Каковы важнейшие из этих выводов?

Непосредственно “предпрогнозный” период развития московского малого предпринимательства (1998-2000 гг.) оказался весьма сложным, т.к. его доминантой были и пока остаются тяжелые и не до конца преодоленные последствия кризиса 1998 г. Однако, как и всякий иной экономический кризис, события 1998 года имели позитивное последствия в том смысле, что обусловленные кризисом изменения в финансовом, а затем и в реальном секторах российской экономики “отсекли” прежние преимущественно спекулятивно-конъюнктурные источники развития малых форм хозяйствования в пределах московского мегаполиса и поставили их перед лицом тех жестких, но вполне реальных конкурентных условий, в которых им придется развиваться в течение ряда предстоящих десятилетий.

Разумеется, адаптация к новым условиям не может пройти быстро и безболезненно, но есть основания полагать, что к концу 2000 года этот процесс в малом предпринимательстве города в основном завершился. Начался этап монотонно-устойчивого подъема сферы малого бизнеса, в ходе которого было бы ошибочным ожидать как взрывообразного роста (типа начала 90-х годов), так и крупных “обвалов” типа последствий кризиса 1998 года. Что касается структурных изменений в сфере малого бизнеса, то они будут осуществляться и далее, хотя и с известным лагом по сравнению с общим ходом структурных преобразований в экономике страны и города, отражая в себе не только динамику развития малых форм хозяйствования так таковых, но значительно более широкий круг факторов, определяющих место и роль этих форм хозяйствования в общегородской социально-экономической среде.

Наблюдаемый экономический подъем не только откроет новые возможности для малого бизнеса, но и одновременно усилит “жесткость” конкурентной среды, экономические сложности выхода малых предприятий на рынок (тогда как все еще остаются значительные административные сложности, хотя их значение ныне уже не стоит преувеличивать). В отличие от ситуации, которая складывалась 7-8 лет назад, когда малый бизнес в отдельных случаях теснил более крупные производства занимал его позиции, теперь следует ожидать обратных процессов - воссоздающиеся крупные предприятия будут теснить в ряде сегментов рынка малые, вынуждая их либо к поиску новых рыночных “ниш”, либо к кооперации, либо к исчезновению. Формой этого давления будет и постепенное вытеснение малых предприятий с тех производственных и иных площадей, которые ранее были избыточны для крупных предприятий, а теперь могут быть востребованы им для расширения тех или иных форм экономической активности. Это будет актуализировать проблему дислокации действующих и новых малых предприятий, решить которую можно будет только через целевые централизованные инвестиции, но, прежде всего, через – стимулирование инвестиций самого бизнеса в формирование собственной базы капитальных ресурсов, включая и производственные, торговые и иные помещения.

Однако, несмотря на это, основной линией (формой) взаимодействия малого и крупного бизнеса в городе будет все же не конфронтация, а кооперация, пусть даже вынужденная. Определяющим трендом на долговременную перспективу будет, таким образом, процесс все большей интеграции малого бизнеса в общую предпринимательскую среду города и, следовательно, возрастающая роль малых форм хозяйствования в решении таких проблем, как взаимодействие бизнеса и власти, бизнеса и наемного труда и пр.

Однако решающее значение все же сохранится за тем, насколько активно и конструктивно будут складываться “контуры” взаимодействия малых и крупных предприятий. Проведенное осенью 2001 г. социологическое обследование показало, что на сегодняшний день этот процесс уже фактически идет – свыше трети опрошенных малых предприятий отмечают наличие достаточно жесткой привязки к постоянному (крупному) поставщику, некоторые при этом говорят о “вынужденности” такой кооперации. Мы полагаем, что эта “вынужденность” имеет все возрастающее позитивное значение. Это - серьезный аргумент в пользу необходимости специального акцента на усиление маркетинговой поддержки малого бизнеса, причем ориентированной не на конечные продажи товаров и услуг, а в первую очередь, на особую сферу производственно-кооперационных и инновационно-технологических взаимодействий различных категорий предпринимательства различных отраслей городской экономики.

Речь идет о системе кооперационных связей крупных и малых предприятий; о поддержке крупных отечественных предприятий, способных реализовать значительные лизинговые и франчайзинговые системы с участием малых предприятий; а также об участии малых предприятий в выполнении заказов для общегородских нужд на началах прямой контрактации и особенно субконтрактации и кооперации с крупными предприятиями. Разумеется, при этом следует полностью отдавать себе отчет в том, что, как подтвердило проведенное обследование, реальной готовностью к таким устойчивым кооперационным связям с крупными производителями, а также возможностями участия в поставках для государственных (городских) нужд и участии в городском заказе пока обладают относительно немногие, причем сравнительно “зрелые” и относительно более крупные малые предприятия.

Возрастающая значимость названного выше взаимодействия малых и крупных предпринимательских структур вызовет к жизни необходимость расширения представлений о формах и методах городской политики поддержки малого предпринимательства, прежде всего, учитывая место и роль малого бизнеса как интегральной части общей предпринимательской среды города. Речь, в частности, пойдет о компонентах специальной комплексной поддержки целевых проектов взаимодействия малого и крупного бизнеса, обещающих наиболее мощный эффект в смысле расширения числа малых предприятий, активизации их инвестиций и проникновения в новые сферы деятельности.

В перспективе существенно изменятся и приоритеты городской политики поддержки малого предпринимательства, поскольку произойдет рост значения и модификация характера желаемых структурных изменений в среде малого предпринимательства. Преобладавший ранее преимущественно отраслевой подход утратит свои позиции, все более будут выявлять себя другие “срезы” неоднородности (целевых групп) субъектов малого предпринимательства, которые будут оказывать определяющее влияние на формирование целей, форм и инструментов политики государственной поддержки. По опыту стран с более развитой рыночной экономикой и ведущих городов столичного типа, в среде малых форм хозяйствования доля таковых, соответствующих нашему понятию “малых предприятий - юридических лиц” будет расти значительно медленнее, а относительно их доля будет даже сокращаться.

Опережающее развитие получит тот сегмент малых форм хозяйствования, который связан с деятельность лиц “свободных профессий” и обслуживающего их персонала (юристы различных специализаций, секретари-помощники, врачи, разного рода консультанты, индивидуально работающие мастера в области различных коммунальных услуг, домашняя прислуга, домашние учителя и воспитатели и пр.). В результате, доля хозяйствующих единиц, ныне обозначенных в нашей практике как ПБОЮЛ, состоящая в абсолютно преобладающей мере из занятых в торговле, не будет значительно расти количественно, но будет радикально меняться ее структура – индивидуальные формы предпринимательства и самозанятости станут в большей мере сферой реально индивидуализированного высокопрофессионального (“сложного”) труда. Эта сферы малых форм хозяйствования будут интеллектуализироваться, что потребует нового правового регулирования и экономических механизмов адресованного к ним государственного воздействия. Напротив, нынешняя тенденция к функционированию в виде ПБОЮЛ по существу достаточно сложившихся предприятий с заметным числом занятых (а теперь эта “маскировка” несет в себе и существенные потери для бюджета города) должна быть преодолена. Юридическая форма ПБОЮЛ по рамкам ее применения должна быть существенно сужена, скорее всего, (помимо индивидуалов как таковых) до уровня микропредприятий и семейных малых предприятий с весьма ограниченным числом занятых по найму.

За прошедшие десять и более лет развития малых форм хозяйствования уже произошла их существенная внутренняя дифференциация. Малого предпринимательства Москвы как целостного социально-экономического феномена и объекта поддержки ныне не существует и, тем более, не будет в дальнейшем. Более правильно будет говорить об обособленных отраслевых, возрастных и иных группах или слоях малого бизнеса, имеющих свое, совершенно особое представление о проблемах, перспективах и препятствиях своего развития, а также о потребных им формах и инструментах государственного содействия. В этой связи в перспективе любая программа, любое мероприятие в рамках программ может и должно ориентироваться не на малый бизнес вообще, а, как было сказано выше, на его конкретные целевые группы. Такие целевые группы должны формироваться по нескольким критериям, так или иначе отражающим степень хозяйственной зрелости малых предприятий (продолжительность функционирования, имущественное положение, количество наемных работников и пр.). По указанным целевым группам малых предприятий должны определяться и приоритетные для них формы поддержки - с учетом специфики трудностей и проблем, которые стоят именно перед данной группой предприятий (что было показано нами в Главе 3).

Далее, уровень влияния внутрирегиональных территориальных факторов на сегодня единого институционального поля развития малого бизнеса в городе не существует. Анкетный опрос малых предприятий показал, что одним из наиболее значимых модифицирующих факторов в оценке представителями малого бизнеса города проблем, перспектив и трудностей своего развития, а также желаемых форм поддержки и прочее является территориальный фактор (практически совпадающий и с формальной регистрацией, и с фактическим “полем” хозяйственной деятельности). С другой стороны, выявленная обследованием степень этой модификации выходит за рамки как реальных объективных социально-экономических различий между округами города Москвы (исключая, может быть, лишь ЦАО), так и за рамки возможной значимости субъективных (управленческих) факторов в связи с достаточно низкой пока реальной возможностью территориальных органов поддержки в городе проводить “свою” политику в отношении малых предприятий. Тем не менее, уже сейчас можно констатировать: территориальная дифференциация условий и предпосылок развития малых форм хозяйствования в городе выступает одной из наиболее важных новых черт, с которыми малый бизнес Москвы вступает в новое десятилетие своего развития. Это делает необходимой – при сохранении доминирующего значения общегородских приоритетов - децентрализацию, точнее, - территориальную привязку дальнейшего развития малых предпринимательств в городе и необходимых для этого мер поддержки.

Можно также утверждать, что объективно меняются исходные и целевые установки развития малых форм хозяйствования. Ранее, в силу фактически складывающейся ситуации “логика” развития сектора малого предпринимательства была ориентирована в первую очередь на демпфирование ряда негативных социально-экономических процессов, отчасти – неизбежных в условиях общего системного кризиса в стране, отчасти же – вызванных ошибками и отсутствием последовательности в решении задач социально-экономического реформирования как на уровне федерации в целом, так и – в значительно меньшей степени - на уровне Московского региона. В настоящее время эта функция, закрепившаяся за малым бизнесом - в чем-то стихийно, а в чем-то и благодаря целенаправленным и во многом успешным усилиям городских властей, - близка к исчерпанию. Есть все основания полагать, что движущими силами (источниками) развития малого предпринимательства города в исследуемой перспективе будут два фактора - восстановление (после кризиса 1998 г.) личного потребительского спроса населения на товары и услуги, а также динамика производственно-кооперационных и инновационных потребностей крупных предприятий, спрос и кооперационные интересы которых оживились после событий 1998 года.

Ситуация социально-экономического подъема будет способствовать локализации малого бизнеса в его естественных “нишах”, в том числе, и подтверждаемых опытом развития и поддержки малого предпринимательства за рубежом, применительно к специфическим условиям мегаполисов столичного типа. В ряде случаев возникнут конкурентные “ниши” - там, где, как было отмечено выше, за последние несколько лет малый бизнес утвердился не в результате его естественных преимуществ, а в основном благодаря временному упадочному состоянию крупных производств. При этом именно здесь стратегия государственного вмешательства может оказаться успешной, если за основу будет принята линия на встраивание малых предприятий в систему совместных технологических, кооперационных, реализационных и иных “цепочек” малого и крупного бизнеса, на преобладающую поддержку малых форм хозяйствования в тех сферах, которые объективно и на качественно новой основе выражают преимущества города как мегаполиса столичного типа, прежде всего, малых предприятий, действующих в сфере так называемого “НОК” – научно-образовательного комплекса.

Как показывает опыт мегаполисов столичного типа (в ряде развитых стран Запада и в более близких к нам по уровню развития государствах Центральной и Восточной Европы), принятие стратегические тенденции изменения народнохозяйственной структуры Москвы в направлении преимущественного развития сферы личного обслуживания и сферы НОК как доминанты для системы средних и малых предприятий в целом верны. Напротив, сохранение преимущественной ориентации на крупное промышленное производство не имеет перспектив и чревато углублением социально-экономического кризиса и ухудшением и без того сложной экологической обстановки в столице. Более того, повышение комфортности проживания в столице и инвестиционной привлекательности столичного мегаполиса требует более интенсивного продолжения структурной перестройки в направлении расширения “естественных” для малых форм хозяйствования сфер, а именно личных и бизнес-услуг, торговли, туризма, культуры и науки.

Не случайно, в проекте Генерального плана развития Москвы до 2020 г. при ожидаемом росте валового регионального продукта в 5 раз темпы роста промышленного производства предусматриваются несколько более низкими (в 4 раза), тогда как объемов коммерческой деятельности и обслуживания – в 5 раз. Необходимо еще более активное развитие транспортной и общехозяйственной инфраструктуры города, средств связи и коммуникации, что будет означать определенный “перелив” целевых мер и средств поддержки малого предпринимательства в общее русло создания благоприятных условий для формирования и деятельности всей предпринимательской среды в целом. Эти условия, в свою очередь, и будут основным генератором активности малых форм хозяйствования в условиях общего экономического оживления и подъема.

Прежде всего, восстановление к концу 2001 гг. уровня реальных доходов и покупательной способности населения, который существовал до кризиса 1998 года, даст новый толчок “потребительски - ориентированным” звеньям малого предпринимательства, причем далее с опережающим спросом населения именно на эту категорию товаров и услуг. Как мы полагаем, при росте реальных доходов населения города к 2020 году в 7-8 раз (от уровня 2000 года, оптимальный вариант прогноза), спрос населения на потребительскую продукцию и личные услуги малых предприятий возрастет примерно в 11-12 раз.

Кроме того, только малый бизнес может востребовать те категории работников, которые и далее будут высвобождаться в процессе структурной перестройки и связанного с ней вывода целого ряда крупных предприятий с территории столицы, а также закрытия и перепрофилирования ряда из них, - прежде всего, женщин старше 30 лет с высшим и средним специальным образованием. Разумеется, при этом возникнут известные тенденции к дисбалансу между качеством предлагаемой рынком рабочей силы и его реальной потребностью, в том числе и в первую очередь, в сфере малого бизнеса. Однако эти тенденции в долговременной перспективе могут быть существенно сглажены – как за счет мер политики на рынке труда (переобучение и т.п.), так и в особенности – за счет опережающего развития инновационного и высокотехнологичного и вообще инновационного или “интеллектоемкого” малого бизнеса, который может предъявить спрос на трудовые ресурсы высокой квалификации.

Между тем, после преодоления “шока” от августовского кризиса 1998 г., и начала экономического оживления в Москве наиболее высокие темпы роста до последнего времени наблюдаются именно в традиционных индустриальных отраслях - пищевой промышленности, машиностроении и металлообработке, черной и цветной металлургии. Иными словами, пока послекризисное развитие экономики города происходит на прежнем фундаменте и отчасти – вопреки вышеописанным тенденциям предыдущих лет. Возможно, это – временное и даже необходимое явление для восстановления производственно-экономического потенциала города. Однако долговременная консервация указанных тенденций послекризисного периода может привести к новому “утяжелению” народнохозяйственной структуры московского мегаполиса, включая сужение потенциальных ниш для развития малых форм хозяйствования. Поэтому важную роль в преодолении этой тенденции должна сыграть промышленная политика городского правительства, поощряющая, во-первых, наукоемкие отрасли и услуги, во-вторых, опережающее развитие наиболее гибкого и восприимчивого к изменению конъюнктуры малого и среднего бизнеса.

Общая стратегическая установка промышленной политики Правительства Москвы сформулирована в “Основных направлениях промышленной политики на 1998-2000 гг.” следующим образом: “Последовательное и поэтапное формирование в столице научно-промышленного центра создания высоких и наукоемких технологий, обеспечивающих производство конкурентоспособной продукции, интегрированного на взаимовыгодных кооперационных и партнерских основах с другими регионами РФ, странами СНГ и дальнего зарубежья”. Мы полагаем, что эта установка сохраняет свою актуальность и значимость и в предстоящей среднесрочной перспективе.

Приоритетными направлениями промышленной деятельности признаются отрасли, формирующие ядро так называемого четвертого и пятого экономических “укладов” (электроника, авиастроение, автомобилестроение, отраслевая наука в части разработки технологий XXI века); отрасли, обеспечивающие создание и развитие технологической базы народнохозяйственного комплекса города (станко-инструментальная, электротехническая промышленность, приборостроение); промышленность, выпускающая продукцию для инфраструктуры городского хозяйства (дорожно-коммунальное машиностроение, промышленность строительных материалов); отрасли промышленности, удовлетворяющие первоочередные потребности населения (пищевая, легкая и текстильная, медицинская промышленность).

Для того, чтобы реализовать целевые приоритеты предлагаемой модели промышленного развития Москвы, обосновано выбран курс на повышение конкурентоспособности, технологическую модернизацию, динамичную занятость и создание рабочих мест; упор на расширение инвестиционного потенциала отрасли, импортозамещение на базе оживления и развития машиностроительного комплекса; создание системы информационно-аналитического обеспечения принятия решений (информационного мониторинга). Однако среди указанных целевых установок и механизмов их обеспечения никак не прописана роль малого предпринимательства. Другими словами, в реальности промышленная политика городских властей пока нацелена в основном на поддержку крупных предприятий легкой и пищевой промышленности, а также автомобильной промышленности. Возможности вклада в решение этих задач со стороны малого бизнеса вполне реальны, но не прописаны адекватно в промышленной политике Правительства Москвы.

Программа же развития науки и технологий в ее нынешнем виде, как представляется, направлена, во-первых, на бюджетную поддержку НИОКР в стадии их завершения, что на деле вполне возможно реализовать на основе сугубо коммерческих схем, во-вторых, программа развернута на решение хотя и очень важных для города, в особенности коммунального хозяйства и охраны окружающей среды, но все же скорее “сиюминутных”, чем перспективных задач, в-третьих, программа преимущественно связана с поддержкой крупных “старых” НИИ, не являющихся ныне самой эффективной формой организации научного процесса в условиях перехода к рынку. В ней, по крайней мере, на уровне имеющихся документов - не просматривается “стыковки” с задачами поддержки инновационного малого предпринимательства, действующего в науке и научном обслуживании.

Попытки в нынешних условиях стабилизировать и закрепить на долговременную перспективу экономический рост в городе, действия методами традиционной промышленной политики, т.е. делая упор главным образом на поддержку (в различных формах) крупной промышленности – едва ли могут принести успех. Износ основных фондов промышленных предприятий, достигающий в отдельных случаях уже 80%, низкий уровень менеджмента на многих гигантах московской индустрии, запутанность отношений собственности и др. факторы (включая отсутствие достаточных источников накоплений) делают надежды на их быстрый подъем достаточно призрачными. Более того, к 2003 г. московской промышленности грозит серьезный спад вследствие недоинвестирования и “залпового” сброса основных промышленных фондов, который может быть компенсирован только через акцент на инвестиционные программы малого и среднего бизнеса.

Инвестиции малых предприятий Москвы в 1999 г. по отчетным данным, представленным в Докладе “О прогнозе социально-экономического развития г. Москвы на 2001 г. и период 2001-2003 гг. и проекте адресной инвестиционной программы на 2001 г.” составили около 2% от объема московских инвестиций в основной капитал за счет всех источников финансирования (хотя, разумеется, далеко не весь объем инвестиций этого сектора экономики попадает в сферу официального статистического учета). Как мы полагаем, ближайшим ориентиром является увеличение доли малого бизнеса в инвестиционном процессе до величины, примерно в 1,5 раза превышающей его долю в ВРП региона, т.е. примерно до 20% в 2005 году, до 1/3 к 2010 году и до 40-50% - в 2020 году. Такие соотношения возможны только за счет резкого увеличения инновационной составляющей в продукте малых форм хозяйствования в экономике города.

Малые и средние формы хозяйствования в перспективе станут основной генерирования и реализации инновационного потенциала города. Программа развития науки и технологий города должна быть направлена, прежде всего, на поддержку НИОКР в стадии их завершения, что, возможно, наиболее эффективно реализовывать на основе сугубо коммерческих конкурсных схем. Однако нельзя впадать и в противоположную крайность – размельчение научной среды. Излишне малые и технически слабо вооруженные, подобные “научные коллективы” в лучшем случае могут прожить “доводкой” или перепродажей ранее достигнутых технических новаций, но на радикальные технические и технологические продвижения они не способны. В этом случае путь “размельчения” научных коллективов, их отрыва от серьезной опытно-экспериментальной базы грозит полным вырождением имеющегося научного потенциала города.

Поддержка малых и средних форм организации научной и инновационной деятельности станет главным условием и инструментом предотвращения потерь в результате “утечка мозгов” из московской науки, пока еще располагающей уникальными кадрами специалистов мирового уровня. Однако эффективное развитие и использование малых и средних форм организации научной и инновационной деятельности требует новых форм материального обеспечения их деятельности, т.к. каждое из малых инновационных предприятий не в состоянии создавать свою собственную экспериментальную и опытно-производственную базу. Решение задачи возможно за счет совместно используемых инновационных центров, центров разработки и апробации передовых технологий, инновационных бизнес-инкубаторов и пр., которые должны стать “ядром” развития соответствующего направления малого бизнеса в Москве. Предполагается, что каждый округ должен иметь свой “опорный” Центр инновационного предпринимательства для “прикрепления”, первоначально, на относительно льготных условиях, стартовых, формирующихся инновационно - ориентированных малых бизнесов.

Пока же ситуация развивается отнюдь не в направлении “бума” динамичных малых инновационных фирм, работающих на столичном рынке. Во всяком случае, судя по данным статистики, снижение численности научно-внедренческих и иных высокотехнологичных малых фирм и занятости на них в Москве продолжается. В этой связи представляется необходимым в перспективе в качестве одного из акцентов целевой (селективной) политики поддержки малого предпринимательства сформулировать и реализовать дополнительные - как организационные, так и финансовые возможности для более полного задействования потенциала малого и среднего бизнеса Московского мегаполиса в решении задач промышленной и научно-технической политики.

 




Rambler's Top100
Статьи